Фармацевтическая «этика» в конспиративной практике | Rusnext Весна

Фармацевтическая «этика» в конспиративной практике

Чешские СМИ приоткрыли тайны европейской фармокологической кухни. 

Особенно стоит подчеркнуть, что тестирование лекарств на здоровых людях с их «осведомлённого согласия» ни в коем случае не этично. Как правило, это люди, которые нуждаются (бездомные, студенты) или же граждане стран Третьего мира, которые за деньги, которых им так не хватает, сделают что угодно. Или же они не знают о тестировании.

В области «новых лекарств» царит вседозволенность.

Будем ли мы пассивными потребителями «пилюль счастья», которые производят «Они», или же мы станем частью «противоходного меньшинства», которое заботится о своём здоровье природными средствами, решить не в «Их» власти.

Тот, кто не верит, пусть скачает ]]>доклад голландского центра SOMO]]> — Центра исследований транснациональных корпораций. В нём краткий перечень самых вопиющих смертельных «оплошностей», которые фармацевтические концерны допустили в странах Третьего мира. Небольшой пример — апробация нового лекарства Nevirapine, которое должно помешать передаче СПИДа от матери плоду, в африканской Уганде с 1997 по 2003 год. В докладе говорится чётко:

«Исследователи не работали с осведомлённого согласия участвующих женщин и давали неправильные дозы препарата. Отмечены проблемы с ведением записей и проволочки с информированием о серьёзных побочных эффектах, угрожающих жизни. О четырнадцати смертях под влиянием препарата не сообщалось вообще. Исследователи не отрицают тысячи побочных эффектов, о которых, однако, так и не сообщили. Производитель лекарства, компания Boehringer Ingelheim, отправила запрос в Национальный институт здравоохранения США (National Institute for Health), чтобы он уничтожил один из первых вариантов доклада о тестировании на случай, если его захочет проверить Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов (FDA)».

И подобных «перлов», обрамлённых горами трупов, утаиванием фактов участниками и учреждениями, а также тяжёлым ущербом для здоровья десятков и сотен пациентов, в этом одном единственном докладе более двух десятков. Как правило, однако, всё это происходило в странах, которые, в отличие от Франции, не так близко и не поднимают такой «шум».

Но этот доклад не единственный. Другой «звёздой» на небосклоне фармацевтической «конспиративной практики» является, например, ]]>Индия]]>. Когда в 2011 году один индийский активист задал вопрос главе индийского органа, несущего ответственность за тестирование лекарств, он получил шокирующий ответ. С 2008 по 2011 годы в Индии от серьёзных побочных эффектов при тестировании новых лекарств умерло более двух тысяч человек.

Второсортный «ужастик»? Нет, апробация лекарств

Но речь, конечно, не только о Третьем мире. Один из случаев в докладе SOMO, например, касается сирот из Нью-Йорка, болеющих ВИЧ. На детях испытывались экспериментальные лекарства, которые им давали насильно (согласие на тест дали не дети, а их «опекун» — город) и привели к серьёзному ухудшению их здоровья. Сцена, как из фильма ужасов?

Несомненно. И это лишь случаи из небольшой группы за гранью того, что в медицине нашего времени считается «неэтичным». А ведь выявить можно намного больше — начиная с ]]>бессмысленных и жестоких испытаний на животных]]>, которые неизвестно почему считаются «этичными». Тому, кто по-прежнему думает, что нечто подобное происходит кому-то «во благо», следует прочитать выводы авторитетного научного журнала «British Medical Journal» от 2004 года, которые таковы:

«Общественность часто считает аксиомой (то есть правдой, не требующей доказательства — прим. автора), что опыты на животных способствуют лечению болезней людей, хотя подтверждений этому очень мало».

Другими словами, апробация лекарств на животных ничему не помогает. Животные настолько отличаются, что лишь малую часть действия лекарств (как позитивных, так и негативных) можно на самом деле безопасно «перенести» на людей, выступающих в роли «лабораторных мышек». Так что испытания на животных являются лишь дорогой демонстрацией жестокости, после которой о реальном действии лекарства на человека известно слишком мало.

Испытанные лекарства ещё опаснее

Но речь не только о тестах, сиротах, вдовах, бездомных и беззащитных кроликах. Тестирование новых лекарств — это лишь верхушка айсберга. Намного «интереснее», а для нас потенциально опаснее, побочные эффекты лекарств, которые как-то проходят через отсев в процессе утверждения и оказываются на прилавках и в больницах.

В 2008 году побочными эффектами лекарств (как звучит саркастическое определение химических ядов в мире политической корректности) интересовалась даже ]]>Европейская комиссия]]>, которая объявила их «одной из основных причин смертности в Европе».

В 2012 году были изменены правила, касающиеся надзора за лекарствами на европейском рынке. Насколько это помогло, остаётся загадкой. Факт в том, что более позднее научное исследование, чем то, на которое ссылалась Комиссия, пришло к весьма тревожащим цифрам: число смертей вследствие побочных эффектов лекарств в европейских больницах колеблется в районе от 42 тысяч до 419 тысяч ежегодно. При этом «наиболее вероятной» считается экстраполяция одного более старого исследования, которое работало с американскими данными, и согласно которому в Европе ежегодно от побочных эффектов лекарств (только в больницах) умирает 197 тысяч человек. Для сравнения: от «ужасающей» эпидемии эбола в Африке в 2014 году, за которой с тревогой следил весь мир, ]]>по данным ВОЗ]]>, умерло не более 11 тысяч человек.

В 2008 году ситуацию у нас оценила статья в журнале «Клиническая фармакология».

«В настоящее время в ЧР нет ни выводов, ни какого-либо исследования, где бы оценивалось качество фармакотерапии. Так же нет и никакой статистики госпитализации из-за побочных эффектов лекарств, поэтому в настоящее время о ситуации с качеством предписываемых лекарств мы можем только догадываться, отталкиваясь от зарубежного опыта…

Процитированное исследование профессора клинической фармакологии Ливерпульского университета Мунира Пирмохамеда оценивает ситуацию в двух крупных государственных клиниках в Мерсисайде (Великобритания)… Если эти данные перенести на почву Чешской Республики, то мы придём к следующим числам: 38 889 госпитализаций из-за побочных действий лекарств, 889 смертей (больше, чем смертей в автокатастрофах), и расходы на эти госпитализации, предположительно, составляют 1–3 миллиарда крон в год».

При этом нам известно, что побочные эффекты лекарств, согласно о]]>дному исследованию]]>, скрываются в 95% случаев, так что реальные цифры намного больше.

Мы не просто «объекты»

«Необходимое зло», дань за спасение множества человеческих жизней? Вряд ли. Ведь этот вывод справедлив, только если считать действия дистрибуторов и производителей лекарств крайне этичными и «нам во благо». Но, как мы уже показали, нечто подобное представить себе трудно.

Кроме того, этот вывод справедлив только в том случае, если мы говорим о традиционной медицине. А она, хотя и занимает, конечно, своё место в лечении, сегодня пошатывается на глиняных ногах. Если «вычленить» из неё алчную, опасную и неэтичную фармацевтическую промышленность, подчинённую интересам транснациональных фирм, от неё останется, помимо хирургии, всего ничего.

Но то, что лечиться можно иначе, демонстрирует ряд «альтернативных» медицинских направлений. В качестве одного из примеров приведём высмеиваемую гомеопатию. Гомеопатические испытания проводятся исключительно на людях, и не известно ни об одной смерти. Напротив, здоровье и самочувствие тестируемых «субъектов» только улучшается, и они учатся чему-то важному (но об этом в другой статье).

Однако методом, который, по оценкам, излечивает по всему миру более 450 миллионов людей, одним махом отвергают не только врачи, но и, скажем, «библия мэйнстрима» Википедия, называющая гомеопатию «псевдонаучной». Несмотря на эти почти полмиллиарда пациентов. Несмотря на двойные слепые испытания, которых полно уже и в базе PubMed, и которые доказали, что действенность гомеопатических лекарств отнюдь не равна эффекту плацебо, как привыкли думать противники метода.

Странно? Нет. Эпидемия «гомеопатической слепоты», постигшая врачей и их верных пациентов, скорее всего, имеет те же корни, что и эпидемия смертей «от лекарств». Их общим знаменателем являются интересы мощных «властителей» над нашим здоровьем. И, вероятно, из всего вышесказанного ясно, что для этих влиятельных людей в закулисье важнее не человеческие жизни и здоровье, а их собственная прибыль.

Кстати, двойные слепые испытания гомеопатических средств — это немного бессмысленное выражение, уступка «классической науке», ведь гомеопатии, именно из-за её «человеческого измерения», важны не только объективные, но и субъективные ощущения «тестируемого», который не является лишь пассивным «объектом», с которым можно делать всё что угодно. Но именно в этом и загвоздка, если говорить словами поэта-дадаиста Кристиана Моргенштерна.

Но не стоит кого-то обвинять. Будем ли мы пассивными потребителями «пилюль счастья», которые производят «Они», или же мы станем частью «противоходного меньшинства», которое заботится о своём здоровье природными средствами, решить не в «Их» власти.

Это одна из немногих вещей, которые пока ещё хотя бы отчасти зависят от нас. Или же, как те несчастные во Франции или многих других странах, мы можем добровольно служить живыми объектами для тестирования. С той лишь разницей, что первым хотя бы что-то за это платят.

А потом ИМ уже платим (и пополняем статистику «побочных эффектов») мы.

просмотров: 287
Комментарии
comments powered by HyperComments