Надо ехать, это наша работа… | Rusnext Весна

Надо ехать, это наша работа…

Меня часто просят рассказать о войне, задают наивные вопросы о ней, хотя для меня это не в новинку. Есть у меня даже книга написанная о войне в Северо-Кавказком регионе, написанная еще задолго до войны на Донбассе, но теперь я понимаю, что правильно написал ее «в стол».

Сейча вам хочу рассказать о моем боевом товарище, с которым меня свела военная судьба на этой гражданской войне. Кто то его знает, многим он неизвестен, но вы сейчас познакомитесь с настоящим героем этой войны.

Он никого не убивал, он организовал эвакуацию мирных жителей Углегорска, он организовал работу эвакопункта раненых бойцов, вообщем лез вечно в самое пекло, ради спасения раненных. Их экипаж санитарной МТЛБ («маталыги») состоял из трех человек, сам наш герой Юрий Евич, его жены и сына, который был за механика-водителя «маталыги».

Их тарантас на гусеницах, постоянно курсировал между Углегорском и Логвиново, вывозя раненых, днем и ночью. Днем по нему стреляли укропы, которые постоянно пытались перерезать наши коммуникации, ночью по нему частенько стреляли свои же, принимая их экипаж, за укропов в темноте, поскольку был бардак и боевое взаимодействие между разными подразделениями было ужаснейшим. Итак краткий отрывок из рассказа о нем.....

«В штабном домике было накуренно, в бывшей кухне, около печки сидели связные, какие то еще бойцы, курили и вполголоса что то рассказывали друг другу. В самом штабе, комбриг «Брест» докладывал на ГБУ «по проводам» , по военному четко, без соплей, при этом смешно так пританцовывая на месте. Я вывалил из своей командирской сумки очередные трофейные документы, тех укровояк, кому сегодня «передал привет». Начштаба бригады «Странник» , всегда раньше такой холеный, молодцеватый, по военному опрятный, полулежа на диване слегка кивнул мне. Он был явно уставший, даже говорить не мог, глаза от недосыпания были красные, как минимум неделю он не брился. Я доложил ему обстановку на позициях и попросил разрешения выйти на время во двор.

На улице, куда я вышел, была темень, хоть глаз выколи, шумел дизель-генератор и было слышно, как выгружают очередную партию легкораненых. Во дворе штабного домика, я услышал, характерный голос, этого слегка чудаковатого военврача. Он вернулся с очередной поездки за ранеными, вместе со своим семейством. Я подошел к нему, рядом с ним стояла его жена. Она была очень близка к настоящей истерике, их опять обстреляли свои же в темноте, ее голос был полон непередаваемой тревоги:

— Юра, я больше не могу! Нас убьют, нас рано или поздно убьют! Ты понимаешь это?!

Было видно, что нервы ее не выдержали напряжения, я стоял и молча смотрел на них, свет из штабного окна пробивался сквозь светомаскировку, было видно как Он обнял ее, нежно начал гладить по голове, прижал к себе, как самое дорогое, что есть на свете и сказал:

— Надо ехать, понимаешь?! Надо ехать, это наша работа.......»

P. S. На фото мой боевой товарищ Юрий и его жена. Горжусь, что знаком с ними...

Ольхон

просмотров: 448
Комментарии
comments powered by HyperComments