Метафизика акции #ЯНеБоюсьСказать | Rusnext Весна

Метафизика акции #ЯНеБоюсьСказать

Вспомним, как всё начиналось.

Совершенно невинным образом. Девушкам просто предлагают написать о неприятных происшествиях, о том, как их домогались мужики, мол, им от этого станет легче, главное — не бояться рассказать. На это намекает и само название акции.

Кроме того, название несёт в себе простенький манипулятивный подтекст: все хотят считать себя храбрыми, «если расскажешь, значит, преодолел свой страх». Как бы стал более сильным. На это купились очень многие.

Девушки начинают увлечённо рассказывать. Когда становится очевидно, что никто не боится рассказывать, то начинают рассказывать даже те, кто боялись. Или стыдились. Постепенно Рунет захватывает мода на такое откровенничанье. Это становится своего рода доблестью. «А ты поделилась своей историей?»

Следует напомнить, что в традиционной культуре, остатки которой еще как-то сохранилась в нашем менталитете (феминистки почему-то предпочитают именовать её «патриархальной»), существуют выраженные представления о чистоте и нечистоте (об этом подробно в тексте «Матерящаяся девушка»). Когда женщина изнасилована, даже не по её вине, то она становится нечистой. Точнее — воспринимается таковой. И поскольку русская девушка в какой-то степени приобщена к остаткам традиционной культуры, то в принципе она чувствует, что после изнасилования стала нечистой, она сама воспринимает себя именно так. Культура вообще имеет очень большую инерцию. Не скоро вымывается временем то, во что верили наши предки.

Возможно, девушка вообще ни в чем не виновата, средь бела дня шла в скромном платочке и длинной юбке, а 4 кавказца её затащили в машину. Но тем не менее — она была осквернена этими мужчинами. Включается совершенно нормальные механизмы совести, когда человек стыдится об этом рассказать. Именно поэтому многие девушки не хотят вспоминать о происшедшем. Им проще загнать неприятные переживания вглубь, вообще об этом забыть.

Либеральное сознание интерпретирует нежелание сознаться в происшедшем как навязанные обществом стереотипы. В каком-то смысле так оно и есть: если рассматривать понятия чистоты и нечистоты как искусственный стереотип, то все верно. Однако это не просто стереотип. Это тысячелетний архетип, на котором покоилось (да и покоится до сих пор) подавляющее большинство мировых культур. И которые были отвергнуты лишь парой десяток стран в середине ХХ века.

Именно по этой причине девушки стесняются рассказывать о насилии даже самым близким, например родителям. Потому что они осквернены мужчинами.

Либеральное сознание категориями «чистоты-нечистоты» не мыслит, оно мыслит категориями «приятное-неприятное». Либеральное поклонение свободе вторично от примитивного эгоизма. Кроме того — в данном случае это важно — либеральное сознание поклоняется не Богу, но разуму. Отсюда специфический миф, что после проговаривания (осознания) любой неприятности, она перестаёт быть таковой. Как хорошо! Как удобно! — выговорился перед психоаналитиком, а то и написал пару абзацев на форуме, и дело в шляпе, никакой нечистоты и в помине нет.

Однако в нормальной культуре девушка чувствует, что, сколько не рассказывай, от нечистоты в душе не избавиться. И это так потому, что в традиционной культуре девушка может и должна соединяться с единственным любимым мужчиной, избранником на всю жизнь. В этом и только этом случае она не оскверняется от секса. Даже наоборот — они становятся единым целом. Это новое качество существования человеческой плоти и души.

В идеале такое вступление к половую связь должно быть легитимировано, освящено каким-нибудь образом. Например, в процессе венчания в церкви. Или свадьбой, с её многочисленными обрядами, начиная от сватовства и кончая провожания молодых в опочивальню. Свадьба — это ведь тоже ритуал, который освящает будущий секс. После неё всё становится по закону, так как положено. Вся община знает, что наша парочка уже вместе, они стали семьёй, ячейкой общества. На эту девушку уже никто не будет претендовать. Перед венчанием священник всегда спрашивал у общины: никто не находит препятствий к совершению данного брака? Но после того, как он совершён, у новобрачных появляется масса стимулов — как внешних, так и внутренних — чтобы хранить верность друг другу. Простой секс в романтических отношениях не обязывает к такой верности, а ритуал обязывает.

Итак, это совершенно нормально, что девушки не любят рассказывать о грязных мужских домоганиях. Им стыдно. Но в то же время, женщины — стадные существа, они всегда живут с оглядкою на других. Когда все вокруг смело повествуют о том, что раньше воспринималось как постыдное, всё новые девушки начинают терять стыд рассказывать об этом.

Это первый виток логики флещ-моба: в обществе разрушаются понятия чистоты и нечистоты. А также — стыда. Так как люди уже не стыдятся рассказывать. Они теряют стыд рассказывать о нечистом деле. Они теряют стыд как таковой.

В древнем Риме была поговорка, что есть вещи, которые не стыдно делать, но о которых стыдно говорить. Когда девушка пишет об изнасилованиях или домогательствах, то она уже преодолевает этот стыд, преодолевает в себе традиционный взгляд на чистое и нечистое. Только становится ли она на самом деле чище от этого? Становится ли человек лучше, потеряв стыд? Будет ли лучше такое общество?

Потом, когда о том же самом уже написали десятки и сотни тысяч человек, начинается новый виток разрушения общественного сознания. Разрушение традиционного взгляда на мужчину как защитника, покровителя и главу семьи.

Мужчин начинают рассматривать как насильников (или потенциальных насильников). Для этого показывают, как много таких мужчин. Здесь задействована простейшая логика: если так много изнасилованных женщин (чуть не 90%), значит, среди мужчин насильников — подавляющее большинство. Маловероятно, что узкий круг насильников успел «обработать» столь большое количество женщин. Это ж сколько надо трудиться? Большинство мужчин — насильники. А коли так — то какие, к чёрту, они защитники и покровители? Сами же и насилуют, сволочи. Именно так и надо их воспринимать. Можно ли доверять мужчинам в целом при такой шокирующей статистике?

Я забыл название психического отклонения, когда мужчина заводится только при совершении насилия. Чтобы предотвратить его деяния жертве надо сделать вид, что ей всё очень нравится. Тогда насильник оставит жертву, поскольку его возбуждает сам факт насилия, сопротивление и страх жертвы. Но таких извращенцев — единицы. Подавляющему большинству мужчин нравятся женщины, активные в постели. Даже если супруги и практикуют bondage, это, скорее, игра.

Мы выходим на еще один виток, когда всех мужчин одним миром мажут. И даже если формально утверждается, что многие не насильники, и вообще, порядочных мужчин вся эта история не касается, то, если таких изнасилований и домогательств было очень много, то значит насильников среди мужчин большинство.

В свою очередь это означает, что женщины хорошие, а мужики плохие. Это в точности соответствует логике феминизма — так, как он был воспринят в России. Я не знаю, какой феминизм бытует на Западе. Абсолютное ли там равенство между полами. В России же самый главный тезис феминизма — что женщины хорошие, они безвинно терпят, а мужики тотально плохие, этакое мировое зло. И на данном логическом витке такая мысль постепенно входит в общественное сознание и там поселяется.

Более того, парадокс в том, что мужчины, никогда никого не насиловавшие, начинают поддерживать движение. Ко мне ВКонтакте приходили молодые парни 89–92 годов рождения и комментировали записи о флеш-мобе весьма показательным способом. А также вовсю лайкали комментарии феминисток о том, что все мужики сво.

Они поддались в смысле, что надо пожалеть женщин, невинных жертв, и если ты против акции, то ты за как бы уже и за все эти изнасилования, и вообще готов оправдывать преступников. Это еще один логический виток, новый смысловой уровень мероприятия. Те, кто против флешмоба (из каких-либо иных соображений) вызывают лютую ненависть, так как в некотором роде выступает за изнасилование. Но если человек против акции, потому что она разрушает традиционные ценности?

Так или иначе, общество разделилось на тех, кто считает, что надо жалеть жертв и каяться, жалеть и каяться, и на тех, кто смотрит вглубь, и заявляет, что дело совсем не в жертвах, с ними всё понятно.

Это сделано очень красиво, потому что получается, что те, кто против флешмоба, даже те кто смутно против и не понимает почему это не нравится (я изучал комментарии в Сети, где люди писали что им просто не по душе эта затея, не приводя последовательной аргументации), то получается так, что те, кто против акции, как бы автоматически за изнасилование, они оправдывают насильника.

Но поскольку флеш-моб чисто феминистический, то получается, что те, кто против, оказываются и против свободы личности, феминизма и идеи доминирования женщин. Потому что все женщины теперь стали вдруг хорошие. И эти жертвы как бы возвысили женщин в обществе, вознесли их статус до небес.

У евреев есть такая же штука. Утверждается, что якобы 6 миллионов евреев пострадало во Вторую Мировую войну, когда немцы уничтожали их в специальных лагерях. Хотя независимые исследователи (в частности, Юрген Граф в работе «Миф о холокосте») доказали, что технически невозможно сжечь да и просто уничтожить 6 миллионов. Также уже показано, откуда взялась именно эта цифра — тем не менее, евреи всё время об этом твердят. Утверждается, что евреев травили всю мировую историю чуть ли не все народы. Из этого делают вывод, что евреи — невинные жертвы, и все народы как бы плохие, они должны каяться в своих преступлениях против евреев, а евреи хорошие и вообще лучше всех. Они же никогда никого не травили (если не изучать из историю по Ветхому Завету, конечно:). Очень красивый способ самовозвеличивания — если других нет.

Массированное давление евреев на мировое общественное мнение привело к тому, что стало даже как бы неприличным отрицать холокост. В Европе это уже уголовное преступление. Даже не сам холокост — его, собственно, никто отрицать не собирался — а именно саму цифру в 6 миллионов жертв, а также факт тотальной еврейской невиновности.

Боюсь, в результате усилий организаторов, и, особенно, оравы добровольных помощников скандального мероприятия, мы получим аналогичный результат. Постепенно станет неприличным (а потом и уголовно наказуемым) отрицать факт изнасилования большинства женщин. Тем самым будет как бы постулирован тот факт, что мужчины по свой сути насильники — ведь инструмент для этого у каждого есть. И что во всём этом виновата традиционная культура.

В области гендерных отношений применена точно такая же логика, как и в случае с холокостом, один в один. Раз женщин все насилуют, то женщины хорошие, а мужчины плохие. И мужчины вечно обязаны женщинам, они должны каяться и платить контрибуции, как до сих пор платит евреям немецкий народ. Хотя непосредственные палачи давно уже умерли. Или были отловлены специализированными зондер-коммандами «Моссада».

Следующий смысловой уровень — постоянные заявления эмоционально накрученных дамочек, что мужчины — трусы, поскольку не могут сознаться в совершённых преступлениях. Или для начала согласиться, что большинство женщин пострадало. То, что таких трусов — единицы, как бы уже ушло из сферы общественного сознания. Мы же помним, что в воздухе витает идея, что насильников — большинство. Теперь к этому добавляется, что мужчины — трусы.

Не все мужчины — былинные богатыри, способные противостоять общественному сознанию. Кто даёт гарантию, что если в обществе устоится мнение, что мужчины — трусы и насильники, это психологически не кастрирует тех, кто таковыми не являлся? Вот показательная цитата из Интернета: «я вчера с изумлением и сочувствием читала множество постов, написанных нашими общими знакомыми мужчинами разного возраста, никакими не дай Бог не насильниками и не уродами, которые хватались за голову и искали в собственном поведении признаки насилия. И находили. А они всего лишь шли на сексуальный контакт по обоюдному согласию, если выражаться сухим языком факта.

Однако и на этом дело не кончается. Вот у нас в обществе повисла идея, что подавляющее большинство мужчин — насильники. Хорошо, пусть не большинство, пусть только половина. Каждый второй. Представим теперь, каково будет положение молодой девушки, собирающейся познакомится с парнем. Она точно не будет колебаться: к какой половине принадлежит он? Насильников или «миротворцев»? В результате не только доверие в обществе может уменьшится. Вырастет количество матерей-одиночек. Что, видимо, и надо организаторам-феминисткам.
Раньше феминистками были отдельные дуры. После флеш-моба #ЯНеБоюсьСказати ими станут чуть ли не все.

В ситуации такого недоверия от парней потребуются некие сверх-усилия, чтобы доказать в начале отношений, что «они не такие». Если человек молодой и не слишком уверенный в себе, это лишь усугубит его неуверенность. Угадайте, у кого такой уверенности хоть отбавляй? Правильно, у насильника.

Однако у нас осталось некоторое количество мужчин, которые в насилии не замешаны. К ним-то как подобраться? Очень просто. Нужно посмотреть, как они реагируют на женские излияния в Сети. Читаем: «хочу обратить ваше внимание на то что пишут под этим хэштегом мужчины:
1) Они омерзительно шутят над ужасами которые переживают множество женщин (например: «янебоюсьсказать что пукнул в лифте)» (Источник).

Конечно, такие мужчины — не насильники. Но они — эгоистичные, бесчувственные мерзавцы. С которыми также не стоит иметь дела. Потому что они морально солидаризовались с насильниками, ничем не лучше их самих. По той же ссылке читаем: «только НАСИЛЬНИКИ могут так рассуждать и такое творить». Прежде чем связываться с парнем, поинтересуйтесь у него — как он относится к акции? Вдруг осуждает? Тогда в сад!

А с чего всё начиналось? С заявлений, что масса признаний жертв как бы всколыхнёт общественное сознание, и насилия над женщинами станет меньше. Чтобы отвлечься от эмоций и показать абсурдность этой логики, приведу такую аналогию. Миллион водителей рассказывает, как их незаконно развели на взятку полицейские. По мысли рассказчиков, это отобьёт у полицейских желание брать взятки и штрафовать.

Интересен некоторый оттенок злорадства, с которым феминистки поучаствовали в общем движении. Это, пожалуй, наиболее доказывает их тупость. Они как бы всем говорят: «Мы выведем мужчин на чистую воду!»

Кого? Если человек насильник, то на чистую воду его не вывести. Почитав материалы признаний, он не будет посыпать голову пеплом и слёзно каяться в прегрешениях. Напротив, он освоит всё это с интересом и даже удовольствием: «а как это делали коллеги?» Для насильников все эти материалы — бесценный обмен опытом:)

Если человек не насильник, то вообще непонятно, зачем ему это читать. Ну, изнасиловали кого-то, и что? А его неоднократно женщины насиловали морально.

Вот ещё возможные негативные последствия такого рода истязаний общественного сознания. Прежде всего, широкая распространённость изнасилований приучит смотреть на них как на нечто обыденное. Всех насилуют — в чём проблема?

Мы, русские, люди крайностей. Кто даст гарантию, что молодой человек не предпочтёт пойти по прямо противоположному пути: коль скоро женщин насилуют все, то почему ему нужно действовать как-то иначе? Если такой флеш-моб нас психологически кастрирует, то почему бы не солидаризоваться с насильником, а не жертвой? Ведь для потенции это более чем пользительно.

В самом деле. В ситуации примитивного противопоставления «орёл-насильник <-> трусливый немощный задрот» первый выглядит куда привлекательнее. Вы бы что предпочли выбрать, если других вариантов нет и не предвидится?

Наконец, рассмотрим самый глубокий смысловой уровень. Утверждается, что во всех изнасилованиях виновата традиционная культура. Она и есть локомотив, движитель всего мирового насилия. Вернее — сама акция подводит нас к этой мысли.

Почему мужчины плохие? Потому что они всегда были лидерами, претендовали на главенство в отношениях. Во все времена женщины должны были их «безропотно слушаться». С какого лешего отцы семейств заявляют, что они главные? — если мужчины по своей сути насильники и трусы? Должно быть абсолютное равенство.

Это такой хитрый софизм, аналогичный латинскому post hoc ergo propter hoc («после этого — значит по причине этого»). Типа, каждый раз, когда мы берем этого парня с собой на пикник, идет дождь. Значит, в дожде виноват этот парень. Не будем его больше с собой брать. По этой логике можно назначить виновным что угодно и кого угодно.

В нашем случае используется точно такая же логика. Поскольку большинство мужчин в традиционной системе ценностей доминирует, из этого следует, что виновата традиционная система ценностей, это самое доминирование, вот это вот всё. И изнасилование преподносится как своего рода оборотная сторона или продолжение традиционной системы ценностей. Один из авторов сознаётся:

«Я против коллективной ответственности и навязывания вины. Виноват всегда насильник, и другие мужчины — не несут вины только за то, что родились мужчинами. Но, коллективная ответственность существует в другом: каждый и каждая, кто соглашается с патриархальными стереотипами, кто поддерживает их, по сути — невольный соучастник (вне зависимости от пола). И об этом нужно говорить» (Источник, выделено мною).

Хотя это совершенно неверно. В традиционной культуре изнасилования были редки, поскольку там за них мстили. Мстили родные девушек. Общины были небольшие и замкнутые, все члены у всех на виду, в случае изнасилования об этом мгновенно узнавала вся деревня. Равно как и о насильнике. Шило в мешке не утаишь.

Кроме того, является лживым мифом утверждение, что вся традиционная культура только и делала, что унижала женщину. Почитайте русские сказки. Там злая жена сама кого хочешь унизит. Царь, который горбатится под окнами и слушает девичьи мечтания. А как насчёт пушкинского «ведь жена не рукавица. С белой ручки не стряхнёшь, да за пояс не заткнёшь»? А суровые жёны у Гоголя? Эта тема подробно раскрывалась здесь. Без сомнения, время было грубое, даже жестокое, и всякого унижения было навалом. Но такого, чтобы вся культура только и делала, что целенаправленно гнобила женщину — такого точно нет. Во время венчания в храмах (которое тогда было общеобязательным) и тогда и сейчас читается отрывок из Нового Завета, где есть слова «Тако должнии суть мужие любите своя жены, яко своя телеса: любяй бо свою жену, себе самаго любит» (Еф. 5:28). За издевательства над женой можно было заработать и епитимью от священника.

Поскольку у нас речь идёт о русской культуре — это её всю перебаламутила чуднАя выдумка — девичья честь в ней всегда ценилась очень высоко. Исследователь И. Шангина пишет:

«Девушке полагалось блюсти себя и сохранять честное имя, то есть не прослыть „совсем заблудящейся“ и не утратить девственности до свадьбы. Утрата девственности влекла за собой и утрату „славутности“. „Какая же это девка, когда себя уберечь не могла!“ — говорили крестьяне.

Девушки, чья добрая репутация не вызывала ни у кого сомнения, пользовались в деревнях большим уважением: чем больше в деревне „славниц“, тем больше чести ее жителям. „Славницы“ обычно возглавляли праздничные гулянья молодежи, занимали почетные места на зимних посиделках и игрищах, их первыми набирали в хоровод, из них составляли первые пары в кадрили. Если мать отправляла свою дочку в гости к родственникам в дальнюю деревню, чтобы она „мир посмотрела и себя показала“, то обязательно приглашала поехать с ней нескольких „славниц“, чтобы все знали, с кем ее дочка знается» (Источник).

Она указывает, что статус деревни в округе был тем выше, чем больше в ней «славниц». Деревенское сообщество было заинтересовано в том, чтобы честных девушек было большинство. От этого деревня имела некоторые бонусы. Если нужно, приведу цитаты, как баловали в той культуре девушек на выданье.

Попробуй, изнасилуй приличную девушку в таких ужасных обстоятельствах. Тебя свои же собственные парни поколотят. Её отец и братья на вилы подымут. Ведь культура-то традиционная, дочку теперь никто замуж не возьмёт. Её всю жизнь прикажешь кормить? Отдавать в монастырь?

Но то же самое относится и к современным странам Ислама. Если посмотреть статистику изнасилований по странам, то окажется, что меньше всего их как раз в странах с теми самыми «патриархальными ценностями», где девушка не может выйти из дома без отца или пожилой родственницы, и вообще постоянно находится под надзором родни. Там же, где женщины имеют самые широкие права и имеют возможности до утра зависать в кабаках, изнасилований почему-то значительно больше. Можно сказать, что в более традиционных странах официальный учтенный показатель сильно занижен по причинам, изложенным выше. Хорошо, для простоты будем считать, что везде насилуют примерно одинаково. Тогда при чём тут «патриархат»?

Проблема мужского насилия не имеет никакого отношения к традиционной культуре. Но преподносится это так (либо подразумевается), что виновата именно она, то самое пресловутое «доминирование мужчин». Вишь, даже особые флеш-мобы устраивают. Чтобы сделать народу мозги набекрень.

Собственно, у меня всё. Укажу лишь, что все эти смысловые этажи «работают» одновременно.

Самый интригующий вопрос в другом. Больше всего интересует, вся эта грандиозная (и в чём-то даже красивая) смысловая конструкция была с самого начала продумана организаторами либерального флеш-моба? Или это получилось спонтанно, на уровне чутья? Мол, устроим этакое саморазоблачение, небось, женщины будут иметь какие-то бонусы…

Маловероятно, что сами организаторши всё это заранее продумали. Ведь умные женщины в феминистки не пойдут.

просмотров: 1 254
comments powered by HyperComments
Воевать ‒ это весело: Минобороны США планирует закупать семена вместо снарядов | Rusnext Весна

Пули из биоразлагаемого композитного говна спасут отцов американской демократии.

Безусловный базовый доход: к чему готовиться? | Rusnext Весна

Если не случится чего-нибудь страшного, развитие технологий позволит государствам тратить больше денег на раздачу денег гражданам. Таким образом, уже при нашей жизни «безусловный базовый доход» вполне может стать реальностью.

1 122   Общество
Достижения Обамы | Rusnext Весна

Главное достижение Обамы на посту президента США это цвет его кожи. Он стал первым чёрным кого посадили в Белый дом, и, надеюсь до следующего президента негра США не доживут.

1 075   Люди
Сказка про Репку. Постпраздничный анализ | Rusnext Весна

Сказка про Дедку и Репку — очень странная для сознания современного космополита. О чём она? Почему естественный отбор так отчётливо закрепил позиции этой сказки среди сонмища всех других? Чем она лучше газеты «Жизнь»?

1 811   Дом
Апгрейд рыночной секты: Адепты невидимой руки плетут новую идеологию | Rusnext Весна

Кевин Келли (редактор The Wire, грантоед от самого John Templeton’а) — New Rules For The New Economy. Ссылку на него встретил в курсе «Теории социально-политических трансформаций» от МинЭкономРазвития...

2 360   Общество
Сергей Витте как предвестник революции (В.Катасонов) | Rusnext Весна

Введение золотого рубля подхлестнуло приток иностранного капитала в Россию. Однако это была индустриализация в рамках модели зависимого капитализма...

1 278   Общество
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.
1 + 4 =
Например, 1+3 = 4.