Мой дом — моя крепость | Rusnext Весна

Мой дом — моя крепость

Почти все хотя бы сердцем понимают, насколько важна здоровая семья для прочного и целостного общества. Справедливости ради нужно заметить, что для многих словосочетание типа «семья — ячейка общества» звучит таким же звоном, как «Мир. Труд. Май».

Чтобы оживить понятие нужно лишь задуматься над его смыслом. Действительно, если люди не способны поддерживать мир и конструктивные отношения в своем собственном доме, то уж тем более у них не будет мира с соседями, друзьями и, разумеется, врагами.

Если нет прочного тыла, обеспечивающего не только психологическую разгрузку и бытовые удобства, но и осмысленность общественных, политических и деловых начинаний человека, то апатия, уныние и бездеятельность — закономерны. Уходя на работу, муж и отец семейства должен знать, что труд его принесет радость и добрые плоды для самых близких ему людей — для его семьи. Тогда любые сложности или неприятности во внешнем мире не будут слишком тяжелы.

Понятно всякому, что формирование нравственных ориентиров, культурных предпочтений, вкуса и, наконец, мировоззрения начинается именно в семье. И если ребенок получает по-настоящему доброе воспитание в родном доме, то ему не опасно никакое дурное влияние двора или одноклассников, телевидения или интернета.

Общество надежно и устойчиво, когда оно объединено созидательными целями и патриотично. Необходимое условие патриотизма — любовь к своему прошлому, способность знать и ценить историю своих прародителей, сохранять то доброе, что созидалось предшествующими поколениями. На нашей земле, освященной подвигами мучеников, преподобных отцов, благоверных князей и православныхвоинов, пропитанной кровью наших жертвенных и самоотверженных предков, есть что любить и ценить.

Осознание преемственности, сопричастности прежнему величию России станет маловероятным без изучения с юных лет собственных корней, без уважения к подвигам отцов и дедов, почитания святынь, с которымипобеждали, перед которыми молились наши прадеды вдни скорбей и свершений. Впитать ценности своего народа, проникнуться его историей, понять его служение ребенок лучше всего может в семье, если она хранит верность традиции.

Понимая значение православной веры в формировании России, ее культуры и государственности, в самоопределении и исторической миссии нашего Отечества, в появлении неповторимой национальной русской души, можно с уверенностью сказать, что без православной веры, а значит, и без православной семьи не будет и русского народа. Будет какое-то другое человеческое сообщество. Я не говорю здесь о мусульманах и немногочисленных приверженцах других традиционных религий, имеющих на территории России свою национально-культурную среду, сосуществовавших с православным большинством на протяжении столетий. Не говорю, прежде всего, потому, что исламский традиционализм, и, даже, исламская миссионерская деятельность (а, подчас, и прозелитизм) сегодня испытывают значительный подъем и не встречают серьезных внешних препятствий.

У католиков или иудеев на территории России, благодаря их зарубежным собратьям, достаточно сил и средств для сохранения своей идентичности и поддержания собственных традиций. А вот у православных русских людей во-первых нет иностранных «старших братьев», во-вторых есть псевдосмирение и неловкость в деле осознания своего права на сохранение собственного лица. Эти страхи, привитые еще большевистским интернационализмом, обрели второе дыхание в форме современных спекуляций вокруг таких понятий, как «толерантность», «права человека», «ксенофобия», «фашизм» и т. д. При этом именно русских — наиболее мирную нацию, победившую фашизм и защитившую от него малые народы, «мировой разум» стремится заставить уважать иные нации больше собственной, чужую волю больше своей, права и достоинства окружающих больше прав и достоинств государствообразующего большинства. В силу этих неблагоприятных для страны обстоятельств, полагаю, что, прежде всего, о помощи самим себе, а ни кому бы то ни было, нам следует сегодня заботиться, и полит-корректным толерантным реверансам уже нет места.

Но не всякий житель России, даже принадлежащий корнями к православной традиции, согласится с необходимостью создавать и поддерживавть именно православную семью. Многих мучают навязанные вопросы: нужны ли здесь религиозные «границы», не препятствует ли церковная дисциплина свободе личности, не исчерпывается ли нравственная глубина понятия «семья» общечеловеческими ценностями?

Смею предположить, что общечеловеческие ценности (и самые высокие из них) — лишь слабый отблеск ценностей христианских, не более того. Нет ценностей человечества, как такового. Существуют ценности отдельных народов, философских систем и, прежде всего, религиозных учений. В разные исторические периоды на одних и тех же пространствах существовали разные представления о морали, о ценности человеческой жизни, о долге, о личном и всеобщем благе. Случалось, что мигрирующие народы приносили с собой на новые места свою культуру и этику.

Господь хранит уповающие на него благочестивые народы. В то же время безвозвратно гибнут формации и системы, нации и государства с изуверскими принципами жизни, гибнут, подобно Содому и Гоморре, развратившиеся города, возгордившиеся империи, людоедские племена.

Более всего высота и адекватность ориентиров, ценностей и устремлений зависит от правильности представлений того или иного общества о Боге, от отношения народа к Творцу, то есть от религиозной, духовной жизни людей. Если языческие божества, согласно древней мифологии, могут обманывать друг друга, убивать для удовлетворения амбиций, образовывать кланы, нуждаться в человеческих жертвах, красть или вести распутный образ жизни, то и человеку, как говорится, «сам бог велел» делать то же самое. Если же народ знает своего Творца — Совершенного, Справедливого, Милосердного и Любящего, то и ориентиры соответствующие. И никто не предложил более возвышенных, жертвенных и совершенных представлений о Боге, мире, личности и семье, чем представления христианские.

Согласно Евангельскому слову о браке: «Еже убо Бог сочета, человек да не разлучает» (Мф.19,З-б). Такова ответственность христианина за нерасторжимость брачного союза, а стало быть, и за выбор спутника жизни, и за деятельное сохранение единства. Уже нельзя жениться и «разжениться» по первому случайному зову плоти или по корыстному устремлению.

Совсем противоположному учат нас современные западные «гуманисты», ратующие за «договорные» отношения, то есть за предельный эгоизм, заключенный в сравнительно безопасные рамки. Каждый стремится при этом к максимальным выгодам и удовольствиям для себя и просчитывает способы защиты своих завоеваний от «ближнего». Это не дом, это — пороховая бочка. Я уже не говорю о «семьях» однополых. Признание содомского греха разновидностью нормы — это прямое надругательство над образом Божиим, по которому создан человек, это — обесценивание смысла жизни человечества, признание человека существом низшим и гнуснейшим по сравнению со всеми тварями на земле. Это деятельная клевета на Бога и на человека.

Пропаганда и расширяющаяся практика так называемого «гражданского» брака — есть узаконенная обществом безответственность. Вступающие в подобные отношения не желают отвечать за их последствия ни перед Богом, ни перед людьми, ни друг перед другом. Но перед Богом — все равно придется.

Все эти примеры «альтернативной», антихристианской семейной жизни культивируются с помощью возможностей шоу-бизнеса, масс-медиа и массовой культуры в широком смысле. Патологические отношения между людьми наши заокеанские «друзья"и прочие улыбчивые недоброжелатели навязывают везде и всюду, чтобы разрушить саму идею семьи и дома как малой Церкви и крепости благочестия.

Какое общество легче уничтожить: общество разумных, духовно зрелых ицелеустремленных семей или общество усталых развратников?

Благодаря безудержному стремлению человечества к неограниченной свободе, в том числе в семейных отношениях, мы получили катастрофическую НЕСВОБОДУ. Дети подают в суд на родителей, извращенцы заставляют нормальных людей считаться с их потребностью к публичным проявлениям, число педофилов и насильников превысило критическую отметку, и мы боимся отпускать близких вечером на улицу, а супруги превратились в опасных друг для друга «акционеров» семейного состояния, вынужденных не терять бдительности ни на минуту. Семейный тыл для миллионов людей превратился во второй фронт, приносящий душевные, материальные и психические потери.

Святое Евангелие сравнивает отношения мужа и жены с отношениями Христа и Церкви и призывает жену повиноваться своему мужу. Апостол говорит: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу; потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви… Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал себя за нее» (Еф. 5, 22, 25). Высота и величие отношений Христа и Церкви непостижимы дляземного разумения. Крестнаяжертва за грешных людей — мера Его любви. Приблизиться к такому идеалу даже в намерениях невозможно без особого действия благодати Божией. Именно поэтому самый возвышенный союз — христианская семья — создается в Таинстве брака или венчания, объединяющем Божественную силу и человеческие устремления. Одних человеческих усилий недостаточно для достижения столь совершенных отношений и для создания христианской семьи. Без этого Таинства даже союз любящих и верных людей будет еще недостаточно полным и плодотворным.

Говоря о том, что муж является Главой жены, апостол указывает на иерархическое устройство семьи, где у каждого свои права и обязанности. Главенство мужа не означает его тиранию и приниженное значение женщины. Оно означает, что муж должен быть образцом и учителем для всех домашних, что на нем лежит ответственность за принятие важных решений, что жена признает его волю и авторитет.

Апостольские послания (Кор. 14, 35), «Домострой» и труды святых отцов о семейной жизни предписывают женам во всем советоваться со своими мужьями, спрашивать их обо всем непонятном в духовной жизни и в быту. Муж обязан наставлять и воспитывать жену: «Следует мужьям поучать жен своих с любовью и примерным наставлением; жены мужей своих вопрошают о всяком благочинии; о том, как душу спасти, Богу и мужу угодить и дом свой хорошо устроить, и во всем покоряться мужу; а как муж прикажет, с тем охотно соглашаться и исполнять по его наставлению» («Домострой»). Разве мог нормальный человек, живший лет триста назад, предположить, что муж не будет знать, как отвечать на вопросы жены, и уж тем более не сможет научать ее добродетельной жизни; что часто он не сможет быть не только ведущим, но даже и ведомым на духовном пути, а будет, скорее, лежачим?!

Каков же идеал православной жены? «Жена добрая, терпеливая и молчаливая — венец своему мужу. Коли нашел себе муж добрую жену — только хорошее выносит из дома своего; блажен муж такой жены, и жизнь свою проживут они вдобром мире» («Домострой»).

Искаженные семейные отношения: стремление к пресловутому равноправию, эмансипация, социальная активность женщин и вялость мужчин, их неспособность к ответственному поведению и управлению домом — все это плод взаимной безответственности и насилие над человеческой природой. Если муж безволен и бездеятелен, жена приобретает мужской характер и взваливает на свои плечи обязанности отца семейства. Если жена непрерывно самоутверждается, не дарит мир и ласку детям и не печется о хозяйстве, то нередко муж становится «мамой» и «домохозяйкой». Вот и появляется все больше мужеподобных женщин и женоподобных мужчин. В сегодняшнем кинематографе то и дело мы видим, как волевая бизнес-леди, ворочает миллионами, финансирует «творческие» затеи непутевого мужа и задерживается в офисе, пока супруг хлопочет по хозяйству и, чуть ли не в слезах мучается то ревностью, то вопросами о смысле жизни, то страхом перед будущим.

Весьма важными в браке представляются три пары взаимодополняющих качеств, необходимых супругам. Для мужа — это ответственность, воля и великодушие. Для жены — кротость, доверие и благодарность. Обоим, безусловно, необходима любовь, объединяющая, наполняющая смыслом и освящающая дом. Ответственность мужа предполагает его способность и обязанность разрешать внутренние и внешние проблемы семьи, принимать на себя тяжесть вопросов, стоящих перед каждым домочадцем, проявлять глубокий деятельный и искренний интерес ко всем переживаниям близких.

В православной семье не могут сказать друг другу с американской улыбкой: «это твои проблемы». Возлагая на мужа такую ответственность, зная его труды во внешнем мире, — на благо родной земли и общего дома, — жена становится кроткой утешительницей, создает прочный и уютный домашний тыл, где можно отдохнуть душой и обрести новые силы. Полное доверие жены мужу необходимо, ибо он принимает решения от имени всей семьи. Зная потребности каждого, выбирает нужное и полезное. И если он управляет семьей достойно, то заслуживает благодарности. Сама его власть тогда не будет тяжелой для жены, когда природную слабость и немощь женщины муж покроет своим великодушием.

Дети по заповеди Божией должны любить отца и мать, слушать и почитать их. За это Господь обещает им благо и долголетие (Исх. 20.12). Этому учит и «Домострой»: «Вы же, дети, делом и словом угождайте родителям своим во всяком добром замысле, и они вас благословят: отчее благословение утвердит дом, а материнская молитва избавит от напасти».

Если каждый член семьи искренен и доверяет остальным, а любое недоразумение незамедлительно, честно и беззлобно разрешается по взаимному согласию, если не зреет нарыв недоговоренностей, то конфликтов ждать не приходится — любой спорный вопрос можно снять за несколько минут. Тогда и грех, и слабость, и недопонимание, и сложности характера любого из членов семьи не превращается в неодолимую стену. Важно, чтобы все делалось с любовью к Богу, ближним и Отечеству, с пониманием высокого призвания своего народа и во славу Божью.

просмотров: 417
Комментарии
comments powered by HyperComments