За псевдонимом, или Зачем женщине мужское имя | Rusnext Весна

За псевдонимом, или Зачем женщине мужское имя

Большую часть человеческой истории женщинам полагалось молчать. Все, о чем они говорили, считалось «милыми пустяками», а все, что делали, — темами неинтересными и ненужными. И правда, о чем писать женщине? Кухня, дети, наряды… скукота! Многие отступались. Другие же шли на хитрость и представлялись мужчинами.

Помните как жена героя «Венецианского купца» выдает себя за мужчину-адвоката, чтобы избавить от смерти друга своего мужа? Такая милая веселая история о находчивой женщине, догадавшейся, что ее будут воспринимать всерьез, только если она переоденется мужчиной. Не будем строги к Шекспиру, этот сюжет он взял из средневекового европейского фольклора. Кроме того, в его времена это уже считалось верхом свободомыслия.

Но вспомним о реальных женщинах, взявших себе для публичного пользования мужские имена. Тому могло быть немало веских причин.

Чтобы быть услышанными

В детстве я была очарована Шурочкой Азаровой, отважной героиней «Гусарской баллады». Ее прообразом, как говорят, была «кавалерист-девица» Надежда Андреевна Дурова. Помимо военной карьеры Дурова была неплохим писателем, издавала повести и рассказы, водила знакомство с Пушкиным. Современники знали Дурову как Александра Александрова. Этим псевдонимом она не только подписывала свои произведения, но пользовалась и в обычной жизни, на что, кстати, имела специальное разрешение, полученное лично от императора. Дурова много писала о проблемах неравенства полов, различиях в социальных статусах мужчин и женщин. По нашим меркам, была феминисткой.

Чтобы говорить о важном

Мария Александровна Вилинская писала на украинском, русском и французском языках под псевдонимом Марко Вовчок. Так она и вошла в историю украинской литературы. Помимо историй для детей, очерков об истории Украины и занимательных бытовых зарисовок, она писала рассказы и повести, страстно обличающие крепостное право, бездеятельную жизнь дворянства, лицемерие служителей веры. Много говорила о социальных проблемах России и Украины. Быть столь радикальным борцом за человеческие права, и при этом подписываться женским именем было бы попросту невозможно.

Чтобы не терять индивидуальность

Иногда писательницы брали себе мужские псевдонимы для того, чтобы максимально отделить свое творчество от работ других членов семьи. Авдотья Яковлевна Панаева, гражданская жена Некрасова, безусловно, не хотела бы услышать от критиков, что за нее пишет прославленный возлюбленный. Так что взяла себе мужской псевдоним Н. Н. Станицкий. Под этим именем Панаева писала повести и рассказы, и его же использовала для двух романов, написанных с Некрасовым в соавторстве. Вот так, дружба дружбой, а слава у каждого своя.

Чтобы защититься

Псевдоним отделяет в глазах читателей жизнь автора от его произведений. Псевдоним другого пола делает это еще успешнее. Поэтому часто это был способ избежать ненужного внимания со стороны общества. К примеру, англичанка Мэри Энн Эванс стала известна всему миру как писатель Джордж Эллиот. Перу Эллиота принадлежат романы «МиддлМарч», «Мельница на Флоссе», «Даниэль Дернда». Хотя Диккенс и опознал в авторе романов Эллиота женщину, она продолжала пользоваться псевдонимом всю свою жизнь, не желая становиться мишенью для сплетен и пересудов.

Так же поступала Надежда Дмитриевна Хвощинская, писавшая романы о провинциальной жизни Российской глубинки сразу под несколькими мужскими псевдонимами (В. Крестовский, В. Поречников, Н. Воздвиженский и другие). А Эльза Триоле в оккупированной нацистами Франции выпустила при помощи подпольного издательства роман «Авиньонские любовники», подписавшись псевдонимом Даниэль Лоран.

Чтобы подчеркнуть свою уникальность

В мужском псевдониме, несомненно, есть элемент вызова. Не все женщины-писательницы носили мужские костюмы, как Жорж Санд (Амандина Аврора Люсиль Дюпен), но многим, без сомнения, нравилось иметь власть над этим мнимым мужчиной, который по их воле может писать о любви, войне или любых, самых эпатажных темах, и при этом быть признанным в обществе, пусть и воображаемом. Вот, Зинаида Гиппиус — человек и армия псевдонимов (Лев Пущин, Роман Аренский, Антон Крайний, Никита Вечер, Товарищ Герман, Антон Кирша)!

Чтобы больше зарабатывать

Не последним при выборе псевдонима был и остается вопрос денег. Долгое время считалось, что женщина не может издаваться еще и потому, что зарабатывание денег литературным трудом — не женское дело. И правда, зачем женщине деньги? Отчасти поэтому, например, сестры Бронте публиковались под коллективным псевдонимом братья Белл.

И в наши времена писатели также нередко берут себе псевдонимы. Иногда это продиктовано соображениями стиля или моды, иногда — темой. Часто так поступают авторы, желающие опробовать себя в новом жанре. Например, Джоан Роулинг подписала серию романов о частном детективе Корморане Страйке псевдонимом Роберт Гэлбрейт. Кроме того, есть жанры литературы, до сих пор считающиеся типично «мужскими». Так появился на свет автор детективов Магнус Флайт, являющийся псевдонимом двух писательниц, работающих в соавторстве Кристины Линч и Мэг Хаури.

А еще некоторые писатели-мужчины берут себе женские псевдонимы для того, чтобы писать романы о любви. К примеру, создатель «Алых парусов» Александр Грин писал также под женским псевдонимом Нина Воскресенская. А наш современник Стив Уотсон — автор романа «Прежде чем я усну» чтобы не отпугнуть женскую аудиторию взял себе «гендерно-нейтральный» псевдоним С. Дж. Уотсон. В конце концов, предвзятость — оружие обоюдоострое.

просмотров: 500
Комментарии
comments powered by HyperComments